Пикник на обочине

Невозможно по одной книге составить впечатление об авторе. Поэтому в дополнение к Улитке на склоне прочел “Пикник на обочине”. В отличие от “Улитки” эта книга почти полностью несоветская: место событий, динамичный сюжет, диалоги и монологи героев, стиль. Философским размышлениям и драме оставлены последние тридцать страниц текста. Читатель получает их в качестве “домашнего задания” в финальных сценах с “мясорубкой” и “золотым шаром”. Ему предлагается самому развернуть всю двойственность и драматичность ситуации, когда Шухарт понимает, насколько искренне он спасает других сталкеров — даже тех, кто никогда не ответил бы взаимностью, — но сознательно отправляет в мясорубку живую приманку, сына сталкера Стервятника.

Другая тема, которая является скозной для обоих произведений — неспособность ясно мыслить, мыслить свои подлинные желания. Причем неспособность выученная. Когда Шухарт пытается помыслить свои сокровенные желания перед Золотым шаром, все, что ему удается — это повторить “за все хорошее, против всего плохого” подростка Артура. Взрослый, способный максимум на подростковую рефлексию — это, пожалуй, то немногое, что указывает на советские корни книги.

Книгу было любопытно прочесть после просмотра “Сталкера” Тарковского. У Тарковского “Солярис” превращается в Достоевского в космосе, а “Сталкер” — в индустриального Достоевского.