Нарцисс и Златоуст

Прочел роман Германа Гессе “Нарцисс и Златоуст”. Книга, безусловно, развивает идею Ницше об аполлоническом и дионисийском началах. Аполлоническое начало — мужское, рациональное, логическое, упорядоченное, индивидуалистическое — в ученом-монахе Нарциссе. Дионисийское начало — женское, чувственное, страстное, иррациональное, хаотичное, инстинтктивное — в страннике Златоусте. Сталкиваясь, эти непримиримые начала порождают искусство, к которому Златоуст приходит через многие годы странствований.

Примечательно, что значительная часть произведения описывает дионисийское начало — тему странствия и страсти. Но сделано это настолько не-дионисийски, рационально, сухо, что кажется, будто это произведение — тоска автора, человека разума, по чувственной жизни и подлинному творчеству.

Наверное, контркультура послевоенного западного мира была ближе к ответам на те же вопросы, которые ставит роман. Но ее жизнь оказалась короче, чем у книги.