Искусство легких касаний

Прочел сборник Виктора Пелевина “Искусство легких касаний”. Через год после выхода. Чтобы пена сошла. Книга состоит из трех частей: повести “Иакинф”, собственно повести “Искусство легких касаний”, и небольшого рассказа “Столыпин”. Бутерброд писателя с контрактом: неплохая вещь, обернутая в две проходные. Поэтому скажу только про заглавное произведение.

В основе сюжета детективный роман-расследование русского историка и философа, в котором однозначно угадывается Дмитрий Евгеньевич Галковский. Роман пересказывается автором в форме дайджеста — будто бы для избежания длиннот и неуместных для современной морали пассажей.

Рембрандт. Пир Валтасара

Расследование убийства генерала ГРУ приводит главного героя к узучению магических практик воздействия на ноосферу. От жрецов древнего Египта, к ведьмам Средних веков, масонам Нового времени и спецслужбам наших дней — всюду герой находит примеры вмешательства адептами Разума в коллективное бессознательное через ритуалы жертвоприношений. Всюду видит адептов в мировой культуре: в “пире Вальтасара” Рембрандта, офортах Гойи “Los Caprichos” или химерах и гаргульях готической архитектуры. Чем обильнее жертвы, тем мощнее послание, химера-мем, начертанный на стене-ноосфере. Великая французская революция, мировые войны, революция 1917 года и последующая Гражданская война в России, сталинский ГУЛАГ и нацистские лагеря смерти, постсоветский Рынкомор 90х — все это заклание жизней на алтарь Разуму для манипуляции Zeitgeist, считываемого массами людей. Жертвоприношения животных и людей нравятся божеству, “ноофрески” получаются убедительными и действенными. И, напротив, попытки использовать более вегетарианские жертвы вроде хрущевской кукурузы, обречены на провал.

Искусство легких касаний. Фонд Н.П.Бехтеревой/Фонд

Кажется, что в производстве “Искусства легких касаний” использованы только отборные ингредиенты: конспирологический детектив в духе “Кода да Винчи” Дэна Брауна, финальная сцена в стиле “Доктора Стрейнджлав” Стэнли Кубрика, ироничный и самоироничный постмодернисткий пересказ пересказа специалиста по масонам Голгофского, и, конечно, Царь-химера, “ноосферная бомба”, которая увязывает сюжет с нашими днями. Но если присмотреться, по форме “Искусство легких касаний” — это быстро-возводимая литературная конструкция. Шаткая, временная и типовая. То ли контракт с Эксмо натирает, то ли постмодерн. И все же это одно из лучших произведений Пелевина последних лет.